Продолжаем публикацию ранних работ Член-корреспондента НАНА, доктора исторических наук, профессора Ильяса Бабаева в рубрике ИССЛЕДОВАНИЕ.

На территории Азербайджана при археологических раскопках найдены сотни предметов глиптики — резные самоцветные камни, стеклянные литики и металлические перстни с разнообразными изображениями на их рабочей поверхности.

Эти миниатюрные памятники художественной резьбы были обнаружены в Мингечауре, Хыныслы (вблизи г. Шемахи), Торпагкале (в Кахском районе), Оренкале (в Ждановском районе), Кировабаде и в других местах, что и свидетельствует об их широком распространении по всей территории Азербайджана. Особенно много этих памятников обнаружено в Мингечауре (Г.Асланов, И.Бабаев.Общая характеристика памятников глиптики, найденных при раскопках в Мингечауре. «Изв. АН Азерб. ССР,серия общественных наук», 1965, № 2, стр. 94-102). Десятки изделий глиптики были куплены и Музеем истории Азербайджана у антикваров.

Исследование всех этих памятников глубокой древности представляет чрезвычайное значение в деле изучения древней истории Азербайджана, так как, являясь предметами украшения, оберегами и печатями, они охватывают широкий круг вопросов. Поэтому исследователи не случайно отмечают, что памятники глиптики являются своеобразным зеркалом, в котором хорошо отражены жизнь и искусство во всей своей многогранности.

В результате тщательного исследования выясняется, что многие памятники глиптики, выявленные при археологических раскопках в Азербайджане, являются предметами импорта из античного мира и стран Ближнего Востока. Но среди них есть и продукция местных мастеров художественной резьбы (И.А.Бабаев. Памятники глиптики Азербайджана антич эпохи и раннего средневековья. Автореф.канд. дисс., Баку, 1965)

В пользу местного производства некоторых предметов глиптики можно привести, как нам представляется, много весьма веских доводов.

Население древнего Азербайджана было знакомо с изготовлением и употреблением прототипов более поздних печатей еще в начале I тыс. до н. э. При археологических раскопках в Мингечауре (Г.М.Асланов, Р.М.Ваидов, Г.И.Ионе. Древний Мингечаур. Баку, 1959, стр. 89 и сл., табл. XXXVII, рис. 13) и, особенно, в Сарытепе(И.Г.Нариманов, Дж.А.Халилов. Археологические раскопки на холме Сарытепе (1956) (на азерб. яз.). МКА, т. IV, Баку, 1962, табл. X, 6; табл. XII, 13; табл. XVIII, 6 и др.; С.М.К а з и е в. Об археологических и исторических памятниках Казахского и Акстафинского районов (на азерб. яз.). МКА, т. IV, стр. 156159, рис. 1920;И.А.Б а б а е в. Ук. автореф., стр. 4 и 14; И.Г.Наримано в. Глиняные штампы из западного Азербайджана. МКА, т. VII.) (ок. г. Казаха) были обнаружены многочисленные глиняные штампы (пинтадеры), местное производство которых не вызывает никакого сомне­ния. Эти штампы имеют довольно большой размер и круглую или прямоугольную нижнюю поверхность. Они использова­лись путем оттискивания. Как правило, на указанных штам­пах изображены солярные знаки (свастика, солнце). По поводу назначения этих штампов в археологической литературе существует ряд предположений (См. статью в этом томе И.Г.Нариманова, посвященную глиняным штампам).

Позднее, с дальнейшим развитием имущественного неравенства, увеличивался спрос населения на печати.

В VII-VI вв. до н. э. в Азербайджан, в редких случаях привозились древневосточные цилиндрические печати (И. Бабаев. Некоторые вопросы изучения памятников глиптики в Азербайджане. «ДАН Азерб. ССР», т. XX, № 6, 1964, стр. 78).

Еще позднее, в V-IV вв. до н. э., население древнего Азербайджана пользовалось литыми металлическими перстнями-печатями. Эти перстни по форме сходны с античными металлическими перстнями-печатями V-IV вв. до н.э. и такими же перстнями, найденными в Иране, особенно в Персополе. По сюжетам они приближаются к памятникам Ахеменидского Ирана. Первичные наблюдения позволяют предполагать, что определенная часть этих перстней является продуктом местного производства (Г.Асланов, И.Бабаев. Ук. соч., стр. 95-98).

Таким образом, население Азербайджана даже в доалбанском периоде было знакомо не только с употреблением печатей, но и с изготовлением их. К тому же в древнем Азербайджане для изготовления печатей была твердая экономическая база.

Однако выделение из общей массы памятников глиптики предметов местного производства албанского периода представляет большую трудность. Эту задачу затрудняет много факторов. Особенно следует отметить, что, начиная с ахеменидского времени, древние азербайджанцы входят в более близкие контакты с другими странами и попадают под их культурное влияние. Таким путем выходят из употребления некоторые самобытные черты, характерные для местного искусства. Мирное население заимствует у других стран не только религиозные верования, но и их обычаи и моды. С появлением на исторической сцене государства Кавказской Албании эти контакты расширяются.

В этом активную роль играли сильные зарубежные государства, которые старались насаждать свои обычаи за пределами своих стран и тем самым расширить сферу влияния. Сильные государства, ведущие захватническую политику, одно за другим сменяют друг друга за пределами Кавказской Албании, тем самым изменяется источник влияния, а последствия всех этих событий отражаются и на жизни наших древних соотече­ственников.

Пожалуй, лучшей иллюстрацией могут быть памятники глиптики Азербайджана. При тщательном рассмотрении этих памятников выясняется, что с изменением исторических условий изменяются форма, сюжет, композиция и даже манера резьбы этих памятников. Вот почему очень часто невозможно отличить местные изделия от привозных, так как, по всей вероятности, местные мастера, следуя за модой, старались копировать привозные изделия и, по-видимому, довольно часто это им удавалось. Иначе трудно себе представить, что местное изготовление предметов глиптики, которое имело многовековую историю, вдруг перестало существовать и население пользовалось исключительно привозными изделиями. К тому же невозможно было бы удовлетворить возросшую нужду населения только привозными материалами.

Таким образом, становится весьма вероятным, что и в античное, и в сасанидское время в Кавказской Албании местные мастера продолжали изготовлять предметы глиптики, но они в основном копировали привозные изделия.

Высказанное подтверждает также анализ материалов, из которых изготовлены предметы глиптики: из металла (в основ­ном из бронзы и железа), стекла (литика) и из недорогих цветных камней, которые в изобилии встречаются повсеместно.

Металлообработка на Кавказе, в том числе в древнем Азербайджане, имеет довольно глубокую историю. Археологичес­кие раскопки свидетельствуют, что местные мастера еще в бронзовом веке могли изготовлять причудливые металлические изделия, среди которых были и ювелирные. Местным мастерам были знакомы литье и ковка металлов. Поэтому изготовление цельнометаллических предметов и перстневых оправ для этих мастеров не было проблемой.

Для местных мастеров не было трудным также изготовление стеклянных литиков на основании привозных оригиналов, поскольку последние археологические находки в Хыныслы (Дж.А.Халилов. Отчет археологических раскопок, проводимых в Хыныслы в 1963 г. (на азерб. яз.). НАИИ АН Азерб.ССР,ф.1, оп.13, д.5642, стр.17; А.Б.Нуриев. О производстве стекла в древней Шемахе (на азерб.яз.). МКА, т. VI, Баку, 1965,стр.115-117) (около г. Шемахи) и в Торпагкале (Р.М.Ваидов. Первые итоги, археологических работ в Торпагкале (на азерб. яз). МКА, т. VI, стр. 210) (в Кахском районе) дают основание считать, что стеклоделие древним азербайджанцам было знакомо еще в начале нашей эры.

Другим убедительным доказательством производства предметов глиптики в Кавказской Албании могут быть десят­ки заготовок, найденные при археологических раскопках. В этих находках представлены почти все формы предметов глиптики, встречаемые в Азербайджане. Среди них есть: скарабеоид (рис. 1, а), цельнокаменный перстень (рис. 1,б) и усеченный конус, на котором зафиксировано только начало процесса резьбы (рис. 1, в), сфериоиды (ложные перстни, рис. 1, г) и даже изделия, сломанные при сверлении (С.М.Казиев. О двух кувшинных и двух катакомбных пог­ребениях (на азерб. яз.). МКА, т. III. Баку, 1953, стр. 23). Имеются случаи, когда в одном погребении обнаружены резные камни и заготовки из тех же пород камней.

Среди выделенных местных изделий албанского периода одну группу составляют скарабеоиды, изготовленные из прос­тых камней (кремень, кальцит). Эти резные камни датируются IV-III вв. до н. э. Резьба на них выполнена от руки. Изоб­ражения переданы так схематично, что у некоторых они не поддаются определению. Эти черты сильно отличают наши скарабеоиды от подобных резных камней того времени, изго­товленных за пределами Кавказа (Г.Асланов, И.Бабаев. Ук. соч., стр. 98).

Пока невозможно установить, какие геммы с античными сюжетами были изготовлены местными мастерами-резчиками, поскольку они ничем не отличаются от широко распространенных античных гемм того времени. Но предполагаем, что как в соседней Грузии, так и в Кавказской Албании такие геммы могли быть изготовлены (И.А.Бабаев. Античные памятники глиптики Азербайджана. Материалы научной конференцииаспирантов Ин-та истории АН Азерб. ССР. Баку, 1965, стр. 8).

Среди предметов глиптики сасанидского периода выделя­ется группа изделий, которые, по-видимому, являются про­дукцией местных мастеров, хотя по сюжету они часто ничем не отличаются от привозных сасанидских гемм. На этих предметах изображение передано или в линеарном стиле (рис. 2, а), или
схематично в одной плоскости (рис. 2, б). Камни с аналогич­ной манерой резьбы на террито­рии Кавказской Албании встречаются особенно часто. Мы пола­гаем, что геммы с упомянутыми манерами резьбы были изго­товлены местными мастерами-резчиками. Однако считаем, что такие геммы могли быть изготовлены и в других странах Ближнего Востока, но невысо­кое художественное достоинство и сравнительная дешевизна таких предметов вряд ли сделали их предметом импорта или экспорта. Таким образом, много гемм, найденных на терри­тории Азербайджана, «сасанидскими» можно считать по их сюжетам и формам, а не по месту их изготовления.

На нескольких местных предметах изображены животные: олень, козел, лев и др. По-видимому, эти сюжеты отчасти заимствованы у сасанидской глиптики, но мастера, заимствовав сюжеты, передали их в своих произведениях в своеобраз­ной композиции и манере, свойственных для Азербайджана еще в бронзовом веке.

Большой интерес представляет фрагментарно сохранившаяся гемма, найденная в Уджарском районе в кувшинном погребении (Т.И.Голубкина Археологическое обследование и раскопки кувшинныз погрбений в Азербайджане в 1953 г.. «Изв.АН Азерб. ССР, серия общественных наук», 1959, №1стр. 20—23). Эта овальная плоская гемма изготовлена из местного порфирита и на основании комплекса хорошо дати­руется III в. н. э. На этой гемме очень грубо вырезано сидячее на древесном суке (?) звероподобное существо, которое играет на флейте (рис. 2, б).

Встречаются предметы с изображениями разных знаков, которые могли быть знаками определенной группы населения или сословия, к которым, может быть, принадлежали владель­цы этих предметов. Наконец, они могли быть личными услов­ными знаками ремесленников или простых граждан. Печати с такими знаками очень часто оттискивались на гончарных изделиях (Т.И.Голубкина. Марки на керамике из Мингечаура. «ДАН Азерб. ССР», № 6, 1949, стр. 230—234; См. также Р. М. Ваидов. Раннесредневековое городище Судагылан (Мингечаур). КСИИМК, вып. 54, 1954, стр. 135, рис. 63).

Особую группу среди местных изделий составляют очень грубо изготовленные металлические (бронзовые или серебряные) перстни. Круглый или прямоугольный щиток их напаян на шинке (рис.З). На них, в основном, представлены разные комбинации, образованные из полумесяцев, но встречаются и изображения животных. Эти перстни в Азербайджане поя­вились в конце IV в. н. э. и продолжали бытовать довольно долго.

Связь изображения полумесяца на этих перстнях с астральными культами не вызывает сомнения, тем более, что солнце и луна населением Азербайджана почитались с глубокой древности. Как известно, этот факт констатируется также античным автором Страбоном (Страбон. География. Кн.XI. гл.IV, 7).

Особый интерес среди местных изделий представляет глиняная булла, найденная в Мингечауре с 12 оттисками разных печатей на одной (выпуклой) стороне (И.А.Бабаев.Глиняная булла, найденная в Мингечауре. Из истории Азербайджана (сб. аспирантских статей). Баку, 1965). Оборотная сторона буллы плоская. Она покрыта отпечатком ткани. Этот факт, вероятно, намекает на то, что этой буллой опечатывали тюк или мешок, наполненный какими-то товарами. При тщатель­ном осмотре установлено, что на булле нет оттисков печатей, отличавшихся высоким художественным мастерством изготов­ления. Они являются оттисками более простых печатей.

Как эта глиняная булла, так и частые находки предметов глиптики на территории Азербайджана свидетельствуют о широком распространении памятников глиптики среди мест­ного населения.

Развитие имущественного неравенства в Кавказской Албании увеличивало спрос на печати. А привозные изделия не могли удовлетворить возросшую нужду населения в подобных предметах, в результате чего население пользовалось не только привозными, но и продукцией местных мастеров.

«Материальная культура Азербайджана», том VII, Академия наук Азербайджанской ССР, институт Истории, Баку, «Элм», 1973 г., стр.208-215